Я хочу работать с режиссерами, которые знают, что из меня можно вытащить

Этим 28-летним парнем восхищаются миллионы девочек-подростков. Собственно, и вполне зрелые женщины также не стесняются открыто выражать ему свою симпатию. Его обожали, когда он пел в дуэте "Smash" - еще преисполненный почти детского, мальчишеского шарма. Правда, после распада коллектива сольная карьера Лазарева не стала ошибкой - скорее, совсем наоборот, его популярность только росла. К записям новых альбомов, съемкам в клипах добавились приглашения участвовать в огромном количестве фестивалей и телешоу. Прибавим к этому жесткий концертный график – по идее, времени может остаться на еду и сон. Тем не менее, несмотря на это все, Сергей не оставляет игру в театре. Он, например, вернулся в Пушкинский театр, где в 2003 году играл главную роль в спектакле "Ромео и Джульетта" (кстати, чуть позже во МХАТе играл Алешу Карамазова в спектакле "Несколько дней из жизни Алеши Карамазова").

Like.lb.ua встретился с Лазаревым в День Независимости - певец приехал в Киев для съемок клипа на свою песню "Electric Touch". Дело было за полночь на территории завода "Ленинская кузня", съемки шли уже 15 часов подряд. Сергей сидит передо мной в каком-то блестящем лакированном костюме, уставший, периодически поправляет на лице грим, но смотрит совершенно ясным, улыбающимся взглядом. О театре говорит совершенно без пафоса – спокойно, но очень тепло.

- Я и сейчас продолжаю играть в театре. Уже седьмой год будет идти спектакль "Одолжите тенора" в театре им.Пушкина и я в нем играю, плюс в этом театральном сезоне я начну репетировать новый спектакль. Какой, я пока не скажу, но работа в театре продолжается. Я с удовольствием это делаю, для меня это тоже важно, просто всему свое время. Но свой спектакль я играю несколько раз в месяц, так что все, кто находится в Москве, могут прийти в театр им.Пушкина и посмотреть этот спектакль.

- Без проблем удается совмещать шоу-бизнес и театр?

- Я знаю театральный график всех моих спектаклей на полгода вперед и могу "двигать" гастроли. Для меня во главе идут спектакли, но если случается какой-то форс-мажор, есть второй состав, который может меня заменить.

- Как вы взаимодействуете с образами? Как вживаетесь в свои роли?

- За 7 лет, в принципе, многое от образа уже вошло в привычку, но все равно появляется что-то новое. Мы импровизируем во время спектакля, потому что спектакль – это живой организм, что-то новое рождается постоянно. Конечно, есть режиссура, плотный костяк роли и самого спектакля, но никто не запрещает чуть-чуть уходить вправо-влево, недалеко - для того, чтобы появлялось что-то новое, чтобы спектакль не застаивался. Поэтому я могу сказать, что я, конечно же, готовлюсь. Я приезжаю заранее в театр, плюс костюм. Конечно, помогает, грим. Но спектакль, вобщем-то, уже наработан, и у него есть своя планка, ниже которой он не падает.

- Сколько лет вы играли Ромео?

- Ромео я играл года два… два с половиной.

- На какую роль вы бы ни за что не согласились?

- У меня нет табу касательно ролей. Не знаю, все зависит от того, в каком возрасте я нахожусь. Понятное дело, что в каждом возрасте – свои роли. До многих ролей нужно дорасти, какие-то роли я перерос. Роль Ромео я бы, наверное, уже не сыграл. Как-то мне предлагали играть в мюзикле "Ромео и Джульетта", но это было уже не для меня. Я не очень люблю мюзиклы, это интересно, безусловно, но я в мюзиклы вряд ли пойду. Хотя в "Теноре" я чуть-чуть тоже пою, этот спектакль о музыке и с музыкой связан, но песен в моем исполнении там только две.

- Почему мюзиклы вам неинтересны?

- Я очень люблю мюзиклы смотреть, особенно зарубежные, бродвейские. Когда я бываю в Нью-Йорке, то обязательно посещаю 3-4 мюзикла, это стабильно. Просто мюзиклы тамошние как-то отличаются от того, что ставят у нас. Несмотря на то, что многие производятся по лицензии, все равно - то ли на русском это звучит как-то странно, то ли просто я люблю английский язык больше. Мне предлагали главную роль в мюзикле "Зорро", который недавно шел в Москве. Я даже ездил в Париж смотреть оригинальную версию, но я отказался от него. Он шел целый год и уже закончился. Но никогда не говори "никогда". Может быть, когда-нибудь меня осенит, и я обязательно попробую себя, не знаю.

- Вы говорите, что в России "другие мюзиклы". Чем другие? Они хуже?

- Я был в России на "Mamma mia", вполне сносный перевод – мне понравилось, и актеры играют достойно, хорошо. Был два года назад на "Mamma mia" в Нью-Йорке, причем я был на "Mamma mia" в Нью-Йорке три раза. Первый – где-то в 2003 году, мюзикл тогда произвел на меня невероятное впечатление, я был в шоке. Второй раз тоже хорошо, но все равно первые впечатления уже были потеряны. Я пошел третий раз в 2009 году, и я был в ужасе от того, как плохо играют, как плохо поют, и когда была московская постановка, я порадовался. Я не могу сказать, что все российские мюзиклы – это плохо. Были гениальные мюзиклы, которые ставились и в Москве. Был замечательный мюзикл "Метро" - просто я себя там не вижу. Не дело в том, что они плохие или хорошие, дело в том, что моего места пока там нет.

- А как вам "Чикаго" Киркорова?

- Он был очень хороший, один из самых лучших, которые ставили в Москве. И кастинг был хороший. Они в него вложили всю душу. Очень стильный мюзикл, я ходил на него несколько раз.

- С кем из театральных режиссеров вы бы хотели поработать?

- Я вообще скажу вам честно, что я уже такой "пушкинский актер", актер театра имени Пушкина, и я хочу работать с режиссерами, которые знают, что из меня можно вытащить. Очень многие не знают меня как актера, воспринимают больше как певца. Кто-то снисходительно относится, кто-то думает, что многого я не могу. А те люди, которые со мной уже работали, до того как я стал популярным известным певцом, - они знают о моих способностях. Поэтому я работал с Романом Козаком, царство ему небесное, с бывшим худруком театра имени Пушкина и моим художественным руководителем курса. Он знал, что из меня вытащить можно, какой я студент и какие у меня способности. Сейчас я работаю с Женей Писаревым, который поставил "Одолжите тенора", который тоже преподавал на моем курсе и знает меня. И в новой постановке, которую я буду делать, тоже участвует Женя Писарев. Он сейчас художественный руководитель театра и главный режиссер. С ним я буду делать новую постановку, потому что я уверен, что он вытащит максимум из моих возможностей и не будет делать каких-то поблажек и скидок только потому, что я последнее время больше певец, нежели актер.

- У вас остается время на походы в театр? Может быть, вы за кем-то наблюдаете из друзей по курсу?

- Крайне редко, к сожалению. Но я театр очень люблю. У меня каждый раз, когда я прихожу в театр, возникает желание самому выйти срочно на театральную сцену. Поэтому я предпочитаю на ней играть. Я люблю ходить на спектакли к коллегам, когда они выпускают какие-то премьеры. Замечательный спектакль "Много шума из ничего" выпустил Писарев, как раз вот это была его первая работа как главного режиссера и художественного руководителя театра. Я слежу за тем, что делает моя однокурсница Дарья Мороз, Александра Урсуляк. У нас курс был очень хороший, молодой, задорный. Сейчас многие стали большими артистами.

- В вашей новой театральной работе вы чем-то удивите? Новым амплуа, например?

- В любом случае я буду удивлять, мне повторяться не имеет никакого смысла. Это будет удивление!